?

Log in

Бабочки в животе. Стих.

У меня бабочки в животе,

Это модно сейчас говорить...

И живём мы всё в суете,

а могли бы просто любить!

А могли бы ломать сирень,

А могли бы розы дарить!

И однажды в счастливый день

Просто взять и не отпустить!

Говорят: "Коль хочешь любить,

Обломи ты сирень с куста!"

Не могу я ветки сломить,

словно это моя сестра
.

У меня бабочки в животе,

Только скоро им улетать,

Потому что сестре моей

Скоро вянуть и отцветать.

Разлетится,подобно мечте,

Тот душистый лиловый прах...

И мои бабочки в животе

Затеряются в облаках....

Метки:

Липа и лаванда. Рассказ

ЛИПА И ЛАВАНДА

 Гастроли! Боже мой, до чего театральное – и немного киношное – слово... Кто бы мог подумать, что трудовой семестр засверкает столь яркими красками! Потому что все студенты консерватории будут объезжать поля области и собирать лук, а четыре девицы-красавицы поедут на самые настоящие гастроли. С театром!


Соня не верила своему счастью. Когда в середине учебного года к ним на курс пришёл стройный мужчина  с тонкими чертами лица, он сел за рояль и прослушал 25 девушек из хора, но выбрал всего четырёх: Олю, Валю, Милу и – Соню! Для работы в хоре театра оперетты. Театра! Вот что так ее потрясло.


В глубине души она всегда чувствовала тягу ко всему театральному, всему игровому, а потому любила и кино, и киноактёров, песни из кинофильмов... Впрочем, с опереттой у Сони было иначе - пение знаменитых Татьяны Шмыги и Герарда Васильева она не принимала. Да и вообще, оперетта - несерьёзный жанр... Так ей казалось. Но работа была нужна,тем более по профессии,тем более - в мало знакомом, пускай и несерьезном жанре.


В назначенный день девушки приехали в театр оперетты на репетицию хора.

Хор представлял из себя жалкое зрелище: двое мужчин - низенький толстый тенор и высокий худощавый баритон, и три дамы - неопределённого возраста с увядшими и уставшими от грима лицами. А четырём румяным девицам предстояло пополнить скудные ряды хористов и за месяц освоить весь репертуар театра.

ЭМ-ЭМ, - так про себя назвали девушки хормейстера театра,Михаила Михайловича, - занимался с ними каждый день по три часа перед спектаклем . Он был весёлый парень, заводной и простой, всё время шутил. И шуточки были совсем студенческими, так как ЭМ-ЭМ совсем недавно окончил ту самую консерваториюи,в которой сейчас училась Соня.


После репетиции они сразу вводились в спектакль.На девушек срочно шили платья, старшие подруги по хору учили их гримироваться... Ох и весело! Соня увлеклась этой свободной жизнью,этой закулисной кутерьмой и переодеваньями. Ей очень нравился запах грима, олифы и свежей краски подновляемых декораций, опилок, - да чем там ещё наполнены сцена и закулисье?.. Сегодня она деревенская простушка из "Марицы", а завтра -  богемная девушка с Монмартра, а послезавтра таборная цыганка в "Цыганском бароне"!

И вот,как награда за все их труды - целый месяц гастролей в театре Твери.
ЭМ-ЭМ предупредил,что жить они будут по двое в номерах гостиницы,а питаться -
в городской столовой на командировочные.

Конечно, Соню и её подруг заметили артисты театра. У Милки даже появился поклонник - мастер характерных ролей и комик Константин Пендельский. Рыжий, кудрявый  и веснущатый , с крючковатым носом, пегими усиками и демоничической улыбочкой. Он считал себя звездой театра. Действительно, его сольные номера с танцами,в которых он высоко и потешно подкидывал ноги, шуточки из разряда одесских анекдотов - имели большой успех у публики.Но Милку смущали ухаживания немолодого актёра,который по давней привычке никогда не выходил из роли, вернее – из многого множества отыгранных им ролей. "Сильва,ты меня не лю-ю-ю-бишь!" - напевал он громко при встрече. Или ещё:"О, Баяде-е-ера,о, прекрасный цвето-о-о-к!Когда же я снова увижу вас?" – обращался он к Милке вдогонку,когда после спектакля она с подружками уже спешила домой.Стройная блондинка Милка просто смеялась  над ним и старалась поскорее сбежать .Но всё это, похоже, не смущало Пендельского. Чтобы лишний раз развеселить свою избранницу, он мог, например, появиться во время спектакля за кулисами в пожарной каске, - в то время,когда на сцене шла любовная сцена, и пропеть козлиным голосом :"Всегда быть в каске - судьба-а-а моя-а-а!"
Девушки взрывались смехом, и, зажав рты, бежали вниз по пожарной лестнице,чтобы вдоволь посмеяться в курилке.
 - Пендельский! Ты опять? - слышался голос помрежа, женщины весьма колоритной, бывшей певицы. Она однажды утратила голос и с той поры управляла жизнью за сценой. Как-то раз она пришла к девушкам в гримёрку, тяжело опустилась на стул своей
удивительных размеров "пятой точкой" , закурила - и сказала как бы в пространство:
- Девчонки! Чтобы голос звучал , в день спектакля нельзя спать с мужиком и мыть
голову.

Девчонки притихли,ожидая продолжения. Но его не последовало. Докурив сигарету, помреж столь же тяжело поднялась со стула и выплыла из гримёрки.
"Ну ладно не спать с мужиком!-размышляла Соня,- но не мыть голову!? Это здесь при чём?"
Сказанное осталось загадкой.


Сонина подружка Оля, полненькая  и краснощёкая, была, напротив, очень серьёзной. Она следила за Милкой словно мать, бранила её за флирт с комиком.

Оля очень любила вязать, и научила этому занятию чуть ли не всех на курсе.
- Лучше бы связала пару рядов, вместо того, чтоб с ним болтать! - ворчала она.

У Вали был жених, и она держалась стойко, не обращая внимания на комплименты
мужчин-певцов и музыкантов оркестра.


У Сони пока никого не было.

Конечно,комплименты - это приятно и весело, но сердце её было свободно и ещё не знало ни тоски,ни разочарований. Да и откуда они в двадцать лет?
Но зато Соня...она влюбилась в оперетту! Да-да! В этот несерьезный жанр. Какая чудесная музыка,сколько в ней света,страсти,огня! Кальман, Штраус, Дуневский.. А какие чудесные были солисты театра! Вот, допустим, тенор Геннадий Сладков. В жизни он был лысоватым блондином, с брюшком и с вечно замотанным шарфом горлом. За ним повсюду следовали жена и двое маленьких сынишек. Но на сцене он вдруг становился роскошным шатеном с голубыми глазами, Раулем из "Фиалки Монмартра", в белой рубашке с воротником апаш и малиновом бархатном кушаке. Рауль заливался соловьём - и радовал незанятое Сонино сердце.

...Или солистка Лидия Макарская. Вечно чем-то недовольная женщина, весьма стервозного вида. Она ни разу не поздоровалась с хористкой Соней! Вероятно, Макарская воображала, что ей-то всё дозволено: ведь она была любовницей самого главного... Но на сцене! На сцене она была прекрасна. В удивительных своих нарядах примадонна буквально сверкала как алмаз гранями: то в роли Сильвы, то Марицы, то Летучей мыши,то Принцессы цирка. Их дуэты со Сладковым Соня знала наизусть. И утром,спеша на репетицию в театр, она всё напевала:
"Можно часто увлекаться,но один лишь раз любить..."


Однажды после очередной "Фиалки Монмартра" в гримёрку заглянул баритон из хора.

- Слушай, ну и гвозданула ты сегодня в "Карамболине"! Тебе надо на вокальное поступить!
- Спасибо, - улыбнулась Соня,-но я хоровик.
-Ну как знаешь,-сказал баритон и почему-то пригрозил Соне пальцем.

Очень-очень многое оказалось новым и неизведанным. Вот, например, Соня никогда не пробовала горчицу. Смешно? Ну и что ж такого? Просто в семье Сони горчицу не употребляли. А здесь горчица стояла  в столовой в маленьких чашечках на каждом столе. Девчонки ели с горчицей и котлеты, и сосиски, и кашу, и просто намазывали на хлеб. Горчица шибала в нос,из глаз катились слёзы, а девчонки хохотали друг над другом до упаду.
А однажды они заметили,что на каждом спектакле в первом ряду сидят два симпатичных юнца, и после очередного хорового фрагмента устраивают настоящую овацию в четыре руки - хлопали, выкрикивали «браво»,бросали девчонкам цветы - ромашки,васильки, гвоздики... Поклонники!
Потом поклонники пришли за кулисы знакомиться. Оказались студентами местного
института культуры. Все вместе они пошли гулять по ночному городу, и ребята
много рассказали о себе, об учёбе, о здешних достопримечательностях...


Июль был в разгаре. Цвели липы, а их было столько,что аромат цветов наполнил город, словно чашку с липовым чаем. Соня не могла надышаться! Этот запах стал любимым на всю жизнь...

Как-то после спектакля,проходя через вестибюль гостиницы к себе в номер, Соня заметила,что комик Пендельский разговариает с каким-то незнакомцем.
 - Сонечка,подойдите сюда! - окликнул её Пендельский.
Соня подошла ,поздоровалась.
 - Вот,Марк Анатольевич,хочу представить вам будущую звезду оперетты Софью! – с усмешкой сказал Пендельский, - просто бриллиант,а не девушка.
 - Константин,пожалуйста прекратите свои шуточки, - нахмурилась Соня.
 - Ах,да! Соня,это наш главный администратор Марк Анатольевич, это он нам устраивает
такие чудные гастроли.
Соня взглянула на главного администратора - и встретилась с таким взглядом, что сердце её подпрыгнуло, споткнулось и бухнулось под ноги...
 - Очень приятно,- пролепетала Соня, - но мне уже пора. Спокойной ночи!

Она повернулась  и почти бегом направилась к лифту.
Войдя в номер, она увидела, что ее подружки даже и не думали укладываться: сидели и что-то оживлённо обсуждали.
 - Что случилось? - спросила Соня.
 - Как? Ты не в курсе? Ты видела его? Он приехал!  - наперебой затрещали они.
 - Да кто, кто?
 - Да Марк! Ты видела его! Ох! Ну и красавец! Вот тебе и главный администратор!
 - Подумаешь, - спокойно сказала Соня, хотя всё в ней задрожало, когда она вспомнила
тот взгляд. - Ну видела, ничего особенного...
 - Глупая,вот это - мужчина!

И это говорила строгая Оля!
 - Ну ладно девчонки, давайте спать! - Соня присела на кровать, а Оля с Валей поднялись, и всё ещё взволнованно переговариваясь, пошли к себе в номер.
- Ну ты зря, - протянула Милка, - он настоящий.
- Откуда тебе знать? - сказала мечтательно Соня,вспоминая тёмный взгляд,аристократический нос с горбинкой, чёткий рисунок губ и блестящие чёрные волосы главного администратора, - откуда...
И тут в дверь осторожно постучали.
- Кто там? -  громко прошептала Милка, - мы спим!
- Милочка,душечка,я на минутку, - раздался голос Пендельского,- мне нужно сказать
вам что-то важное!
- Завтра,завтра,мы спим! - крикнула Соня.
- Нет - нет! Графиня!Это не терпит отлагательств! - репликой из "Сильвы" отозвался
Пендельский.
 Но Милка уже вскочила и открыла дверь.
Пендельский вошёл,встал у двери и театрально произнёс:
- Милочка - душечка! Имею честь пригласить вас на свидание в этой звёздной июльской
ночи!
- Она никуда не пойдёт, - строго сказала Соня, понимая, что играет Олину роль.
- А вас,Соня,вас там тоже кое-кто ждёт! - загадочно прошептал Пендельский и
сверкнул глазами.
- Это кто же меня ждёт? - удивилась Соня.
- Марк Анатольевич! И мы предлагаем вам увлекательную прогулку по ночной Твери!
Ждём вас через десять минут внизу.

И Пендельский скользнул за дверь.

Соня онемела. События разворачивались уж слишком быстро.И это было против её правил - идти гулять ночью с мужчинами, которых она едва знала , да к тому же они просто старики! Старше Сони и Милы лет на двадцать!
- Пойдём! - трясла её за плечи Милка, - ну же! Решайся! Вот она - настоящая взрослая жизнь!
Соня думала ещё с полминуты. Внутри шла какая-то бешеная междууособная борьба: одна Соня никак не могла одолеть другую... Но вдруг что-то сорвало ее с места, и она стала быстро натягивать на себя своё самое красивое платье - из чёрного крепдешина с алыми розами, бегущими по юбке солнце-клёш, - которое висело в шкафу неизвестно зачем, ведь всё время кроме джинсов  и майки ей ничего не было нужно...
- Молодец! - пискнула Милка, и тоже стала одеваться...

Они ждали внизу. На стук каблучков Пендельский и Марк оглянулись и пригласили
девушек к выходу. Соня была как во сне. В груди часто-часто стучало, она не верила, что такой удивительный мужчина, как Марк, - что он рядом с ней.


Пендельский и Милка шли впереди, без умолку болтали и смеялись.Марк и Соня шли молча. Все вместе вошли в парк, где утопали в цвету липы, и побрели по аллеям,усаженным по обеим сторонам кустами шиповника. Милка и Пендельский скрылись за ближайшим поворотом. и их  смех стал тише,дальше... Марк остановился.Он вдруг взял Соню за плечи, повернул к себе лицом и стал вглядываться в её глаза...Голоса Пендельского и Милы совсем удалились...
-Знаешь,- произнес Марк,- когда я увидел тебя сегодня там, в гостинице, я понял,что не могу расстаться с тобой даже на пять минут. Поэтому и подослал к вам Пендельского. Я знал,что ты не выйдешь одна.
-Да,это так, я бы не вышла,- улыбнувшись, сказала Соня.
-Кто ты,откуда ты взялась? - рассмеялся Марк,-о,я наверно говорю глупости. Но мне хочется теперь говорить и делать глупости,как-будто мне двадцать лет!
Марк привлёк Соню к себе. Он был очень сильным.

"Дааа,тут не вырвешься",-подумала Соня.
Потом он крепко и долго поцеловал её. А потом снова рассмеялся.
-Я не целовался десять лет, вот так, под кустом! Кто бы мог подумать? Эээй,люди!-крикнул вдруг он, где вы?
-Мы тууут! - послышался скрипучий тенорок Пендельского.
- Идите сюда!
Прибежали Пендельский и Милка.
-Поедемте ко мне,там стол накрыт,шампанское! Отметим встречу!
-Ура! - захлопала в ладоши легкомысленная Милка, и жалобно посмотрела на Соню,-
Соня,поехали!
- Ну...поехали!-выдохнула Соня.

Прибежище Марка оказалось съёмной квартирой, но заботливая хозяйка всё прибрала
и приготовила: стол сверкал фужерами для шампанского и ломился от клубники и фруктов.
Праздник начался. Дурашливые тосты Пендельского и молчаливые Марка,потом танцы
под песни Джо Дассена.


Он был как монолит,плотный и сильный,как готовый к прыжку мощный зверь, и так
нежно обнимал Соню в танце...От него пахло чем-то горьким и пряным,таким знакомым, - но Соня никак не могла вспомнить этот запах.


Марк провёл кончиком носа по краешку Сониного уха и поцеловал в шею..."Девчонка!" -
прошептал он. Сладкая истома заполнила всё Сонино существо..."Боже! Ну как, как тут
устоять?"-мелькнуло в голове.Странно: "внутренняя" Соня при этом молчала. А может,это именно она и спрашивала?

Пендельский и Милка ушли целоваться на кухню.
-Хочешь спать? - спросил Марк.
-Да,очень... - ответила Соня,она просто валилась с ног - за окном светало.
-Тогда ложись! - и он вышел из комнаты.
Соня разделась и юркнула под душистую простыню."Что же дальше? - с ужасом и удивлением думала "внутренняя" Соня.- Разве это ты,Соня? Настоящая Соня сейчас крепко спит в номере гостинницы,а ты кто?"...

Марк вернулся,постелил себе на полу,лёг,пожелал Соне спокойной ночи и через минуту уже спал. Пендельский и Милка прокрались из кухни в прихожую и ушли,тихо прикрыв за собой дверь.
"Ну и номер!- думала "внешняя" Соня,-а я-то что ж?"
Спать совсем не хотелось. Рассвело,за окном запели птички...Соня встала,надела висевшую на стуле рубашку Марка, - голубую в белую полосочку,,- и пошла в ванную. На полке стоял скромный мужской набор: безопасная бритва и кисточка, щётка в стакане и тюбик зубной пасты, флакон одеколона..."Лаванда"!
Это запах Соня никак не могла вспомнить.
Соня умылась,потом посидела немного на кухне,выпила чаю.
Потом вернулась в комнату,тихо оделась,присела на корточки и заглянула в лицо Марка. Он мирно спал, ровно дыша. Соня вышла из квартиры  и побежала по утренним улицам в гостиницу - до репетиции оставалось 4 часа.

Роман с Марком продолжался неделю.Хотя романом это трудно было назвать. Соня приходила к нему после спектакля,они целовались, пили вино. Вскоре он брался за телефон, непрестанно курил и вел деловые разговоры с администраторами театра в других городах.А Соня просто сидела в кресле. Несколько раз она порывалась уйти,но всякий раз Марк останавливал её:
-Посиди ещё! Мне так приятно смотреть на тебя!
И снова курил,снова говорил по телефону...Соне тоже нравилось смотреть на него. Он был очень красив, а ещё у него были такие лучики в уголках глаз - морщинки, и скорбная складка между бровей.Откуда она?

"Я вещь, - однажды подумала Соня,- я его вещь,которую он приобрёл,любуется ей,
но я скоро надоем, он привыкнет. Зачем я ему?"
Но раздумья эти продолжались недолго. В субботу утром стало известно, что Марк уехал. Даже не попрощавшись.

Гастроли закончились, начался учебный год, но Соня и её подружки продолжали работать в театре. О Марке ничего не было слышно. Спросить было нельзя - начались бы распросы и намёки. Однажды Соня все-таки позвонила по телефону,который он ей оставил,но трубку взяла, судя по голосу, пожилая женщина, и Соня сказала, что ошиблась номером.
Затем пришло известие: Марк в Томске, организовывает новые гастроли для театра.
"Ну что ж, всё правильно,-размышляла Соня,- я для него лишь милая вещица,таких у него были, может,сотни. И чего ты ждёшь,глупая Соня - непонятно..."

Однажды весной, точнее - 7 марта, Соня задержалась в театре: труппа решила
отпраздновать Женский день. По этому случаю был фуршет. Только вскоре он
Соне наскучил, и она решила сбежать. Оделась и пошла через полутёмный вестибюль к двери.
И вдруг заметила в дальнем углу человеческую фигуру. Она сперва испугалась.
Фигура стала приближаться. Соня увидела,что это - Марк.
- А я уж думал,ты никогда не выйдешь - тихо сказал он,- ну,здравствуй!
-Здравствуй,-сказала Соня,с трудом проглотив ком в горле.
-Знаешь,я хочу попросить прощения за то,что тогда так неожиданно исчез. И пригласить тебя завтра в гости , отметить Женский день! - улыбнулся он.
"Не соглашайся,не соглашайся! - кричала "внутренняя" Соня.
-Да, но я обещала подружкам отметить с ними, - спокойно ответила "внешняя" Соня.
- А ты поедешь ко мне,-твёрдо и уверенно сказал Марк.
- Я обещала маме,что вернусь в одиннадцать,-уже дала отступного "внешняя" Соня, забыв,что же кричала ей "внутренняя".
- Ты будешь дома в одиннадцать, - успокоил её Марк, - так как? Приедешь?
- Да, - ответила предательски сорвавшимся голосом Соня.
Марк протянул ей листочек бумаги с адресом.
- Тогда жду в семь часов. Не опаздывай!
Повернулся и пошёл в сторону своего кабинета.

Вечером 8 марта Марк встретил её на пороге - в ослепительно-белой рубашке, которая так контрастировала с его чёрными волосами и тёмно-карими глазами.Лаванда была разлита в воздухе и горчила,как всегда. Стол снова сверкал фужерами, какими-то удивительными закусками, шампанское дожидалось в ведёрке со льдом."Просто театр какой-то",- подумала Соня,и улыбнулась,- а где ты, Соня? Ты и есть в театре!"

После первого тоста Марк вручил Соне букет белых роз и коробочку с неизвестными духами.Она не стала их открывать, решила отложить удовольствие «на потом». Опять танцевали, опять целовались... Марк взял её за руку и подвёл к дивану. Сели рядом. Марк протянул руку и достал с полки альбом с фотографиями.Стали смотреть. Вот он совсем маленький бутуз, вместе с молодой мамой. Вот уже школьник, вот студент. Ослепительный парень на фоне морского прибоя.И здесь уже знакомый прищур и складочка между бровей. А вот он с миловидной изящной женщиной,темноволосой,с очаровательной улыбкой. И дальше везде в альбоме были только их фотографии.

- Кто это? - спросила Соня.
- Моя жена. - Марк помолчал, - она умерла...десять лет назад...она очень любила меня... очень...а ты,Соня? Ты любишь меня?
Соня вопросительно посмотрела на него. "Я? - подумала она,-я должна признаться первой?"
И она - молчала.
Неожиданно Марк вскочил,метнулся по комнате к окну, потом обратно к дивану.
- Девчонка! - закричал он, - что ты можешь знать о любви? Да ты любила ли кого-нибудь?
- Не знаю,-промолвила Соня,- я пока не знаю!
- Значит так,- выпалил Марк,- если ты меня любишь,ты останешься сегодня... Здесь ,со мной!
- Но я обеща...
- Я это уже слышал. Ты обещала маме быть в одиннадцать. Хватит быть маминой дочкой! Ты остаёшься!
- Но ради чего? – теперь уж заволновалась Соня,- ради чего я должна заставлять
беспокоиться мою мать? Разве ты любишь меня? Ты - любишь?
Марк молчал.
Соня вскочила,выбежала в прихожую,накинула пальто,шарф. Молния на сапожках никак не хотела застёгиваться.
Всё это время Марк мрачно стоял у дверного косяка.
- Дай мне денег на такси! - запальчиво крикнула Соня.
Марк достал из бумажника трёшку и небрежно бросил на столик прихожей.
Соня схватила бумажку, сунула в сумочку. Рука наткнулась на коробочку с духами. Она бросила коробочку прямо ему в лицо, но Марк легко увернулся и духи полетели далеко в комнату.
- Спасибо за праздник! - крикнула Соня.Она уже стучала каблуками по лестнице,
когда услышала голос Марка: "Соня,вернись!" Да где уж там! Соня бежала к освещённой остановке: там, на перекрёстке,она надеялась поймать такси.

Но такси не было.Пятнадцать минут,двадцать. Показались лёгкие снежинки, подул холодный ветер - и снежинки отяжелели, превратились в комочки снега,которые ветер швырял Соне в лицо, словно в отместку за те духи... Было безлюдно и страшно. "Может и впрямь вернуться?"  - вдруг тихо спросила "внутренняя" Соня. И оглянулась на заветный подъезд. "Нет!" - твёрдо и строго сказала "внешняя" Соня.

Утром ей вдруг стало стыдно. Действительно, вела себя,как девчонка. Обидела человека. А ведь он хотел устроить ей праздник. Ругая себя, она вошла в будку ближайшего телефона-автомата и набрала номер Марка.
Долго не отвечали. Наконец раздался его голос:"Слушаю".
- Марк,- взволнованно заговорила Соня,- прости меня за вчерашнее,я больше никогда не потревожу тебя! Вернее... я совсем не то хотела сказать...
- Да уж, пожалуйста,не тревожь меня больше! - железным голосом перебил её Марк и бросил трубку.


Из театра Соня уволилась.

Много лет прошло, много. Соня постаралась побыстрее забыть свою неумелую любовь, непонятного взрослого мужчину.

Уже живя в Москве, Соня пошла в один из камерных драматических театров. Прогуливаясь в антракте по вестибюлю,она решила взглянуть на портреты здешних актёров. Скользя взглядом по ряду фотографий,вдруг она остановилась. Те же кудри,только совсем белые,тот же лукавый взгляд, крючковатый нос и демоническая улыбочка. Пендельский. "Молодец,- подумала Соня,- выбрался все-таки из нашего болота!" И засмеялась,вспомнив его в «Сильве» - очень хорош у него получался Бони...


И тотчас же её накрыло тёплой, печальной волной,аромат липы,всё гуще,всё вкусней... Но отчего-то немного горчит....Что это? – Это лаванда. Марк! Где он теперь,что с ним? Как захотелось вдруг увидеть его хоть на минуточку! Хоть краем глаза!..."Моя почти взрослая любовь..." - подумала Соня.


Нет,она не будет искать его. Пусть он останется таким навсегда – вот таким
сильным, таким красивым, таким молодым-молодым...воот...







Сумка войлочная,ручная работа. Новая сумнка в магазинчике на Ярмарке мастеров!

Ярмарка Мастеров - ручная работа, handmade

http://www.livemaster.ru/item/10517109-sumki-aksessuary-sumka-kot-kotoryj-vsegda-so

Метки:

Подарок. Рассказ.

Подарок. Рассказ.

День рассыпался, словно детский песочный куличик,убежал сквозь пальцы, оставив горечь и досаду. Все встречи отменились по непонятным причинам, работы не было. Оставался вечер, вся надежда на хорошую милонгу.Танго всегда оживляло её,давало новые силы для жизни, поддерживало в минуты отчаяния...

Да с чего ей хорошей-то быть,милонге? Праздники - никого в городе, все на дачах.

Соня открыла компьютер и поискала, где танцуют сегодня вечером. Светилось лишь одно мероприятие - милонга в её родном танго-клубе, где она начинала танцевать.

"А что, и пойду, давно я дома не была", - улыбнулась она сама себе.

"Почему ты выбрала танго?" - часто спрашивали друзья и подруги. Сложный вопрос. Правду сказать, сложным был ответ. Она и сама не могла себе на него ответить. Просто однажды Соня увидела этот танец, это чудесное кружево, что рисуют ноги партнёров от колена и вниз...

И её "накрыло".

Конечно, как профессиональный музыкант,она могла всё объяснить - для чего зачем и зачем, но вот почему?

Сложная эта штука оказалась - научиться танцевать аргентинское танго. Но и тренировки, и музыка доставляли Соне такое удовольствие,что было даже стыдно за своё счастье.

Немного раздражали дурацкие фразочки из бесед с учителями,из статеек и интервью маэстрос.

- Если мужчине и женщине есть ,что сказать друг другу...

- Танец - это вертикальное выражение....

- Лучше один танец, но какой....

Она всегда смеялась внутренне над ними. В партнёрах она ценила чувство юмора,кураж, неутомимость и доброту.

Уважала тех, кто знал музыку, слышал красоту аранжировки, шёл на диалог.

Ей было легко со всеми, потому что она, как ей представлялось, умела дружить. Но никогда не была влюблена.

Ни в кого.

Разве что в бандонеон Пьяццоллы,в губную гармошку Уго Диаса, в чудесную аргентинскую пару учителей, тех, что приезжали к ним в школу, иногда со своими семинарами.

Вот и сегодня,шагнув на порог родной школы и услышав любимую музыку,

она предвкушала радость от скольжения и полёта.

Было и впрямь весело! Партнёры все подобрались шутники и выдумщики. Соня отлично потанцевала – и сидела теперь за своим столиком,наблюдая за танцующими парами: это составляло её особое любимое занятие, в дополнение к собственным танго.

Но тут взгляд её остановился на мужчине,который сидел один в дальнем углу зала. Его фигура, облик - нарочито контрастировали со всем происходящим - понурые плечи,бледное лицо,остановившийся взгляд.Он казался чужаком - зачем он здесь?

После очередной серии танцев Соня устало опустилась на свой стул и подумала, что пора и честь знать, надо собираться домой. Но что-то удерживало её: возникло ощущение,что главный подарок ещё впереди, подарок...

Она повернула голову, почувствовав на себе чей-то взгляд.Тот понурый незнакомец! Правда теперь он совсем не выглядел понурым. Поймав её взгляд,он улыбнулся уголками губ и, ярко блеснув глазами, слегка наклонил голову,приглашая на танец.

"Какая перемена".., - Соня встала и положила руку ему на плечо.

Обьятье,которое предложил её незнакомец, было ново, никогда так никто с ней не танцевал.

Но через несколько мгновений стало казаться,что именно так она и танцевала - всю жизнь.

Когда танец кончился,незнакомец слегка пожал ей руку, улыбнулся краешками губ, давая тем самым понять,что ему - всё понравилось."Экое диво", - подумала Соня, - как же я никогда его раньше не встречала?"

Второй танец,потом третий... Она вдруг заметила, что дышит с ним один в один, и древнее колдовство, - потому что это была уже не она,а другая, совсем другая женщина, и эта короткая, словно жизнь бабочки, мелодия, не может, не может, не может она кончится, потому что это было бы так несправедливо!!!

Желание...оно возникло где-то на уровне подвздоха, подожженным бикфордовым шнуром прошло по позвоночнику вверх, согрело грудь и плечи,метнулось огнем на губы...

Она никогда не верила, что такое бывает.

Но вот же оно. Неодолимое желание повернуть голову вправо, сантиметра на три - и впиться губами в губы незнакомца, ведущего её по грани реальности и иллюзии...

Он знает,как надо. Он ведёт уверенно и красиво, - а весь мир утонул в музыке и нет ничего важнее...

А она подчинялась и таяла, она горела - и согревала своё одинокое сердце пускай на миг, зная, что это не повторится. Не повторится никогда.

После танца он проводил её за столик. Сам ушёл в противоположный конец зала, сидел там, долго..Больше ни с кем не танцевал.

Она наблюдала за ним краем глаза.Танцевать больше не хотелось,потому что

танец продолжался в ней. С ним.

Ни имени,ни голоса, только край улыбки красивых чувственных губ,

только седина на висках, светло-серые опустошённые глаза...

Ровно в одиннадцать он резко поднялся,собрался и ушёл.

Стала собираться и она.

"Если мужчине и женщине есть что сказать..." Что он ей сказал? А она что ему сказала?

...Шла к остановке по улочке мимо большого храма, красиво подсвеченного, и как всегда поблагодарила Бога за чудесный день и вечер, и всё думала, пыталась разобраться. Что с ней произошло? Что он ей сказал?

Да вот же! Она ещё может любить! Да!

Жизнь переполняет её,просто нужно снова окунуться в её поток. Силы... Где их взять?

Придут и силы.

Главное - не изменять себе, верить,что ты всё делаешь правильно, черпать,

черпать из этой бездонной – на самом деле бездонной! - кладовой предназначенную ей, дарованную ей творящую силу - и любить!

Любить! Это ли не подарок?

Ночью, в кровати, она всё видела краешек улыбающихся губ, кружево шагов, слышала музыку, ощущала скольжение и полёт, и, засыпая,подумала, что счастлива.


Дом журналиста

20 мая (среда) в 19ч. в Домжуре состоится последний концерт 23-го сезона Клуба романса "Элегия"!
Закрытие сезона будет посвящено творчеству
Булата Окуджавы, а в гостях у нас будут замечательные артисты - лауреаты многих конкурсов и фестивалей:
группа " Редкая птица", Ирина Сурина и
солист Камерного музыкального театра имени Покровского, засл.артист России Герман Юкавский.
Приглашаю вас на праздник поэзии и музыки,
на встречу с прекрасными исполнителями и ,главное,
с Булатом Окуджавой -
поэтом и гражданином, ветераном войны,
чей День рождения отмечается 9 мая!
Билеты в кассе Домжура, заказ билетов по тел. 8 (499) 267-93-65, 8 (916) 160-90-55 Валентина.

Ночь в июле только шесть часов...

Елена была прекрасна. О таких иногда говорят, а чаще поют: как яркая южная роза, - даже если говорящий-поющий сам ничего подобного, никаких таких роз никогда не видал. Жгучие карие глаза, яркий румянец, тёмные кудри и обезоруживающая улыбка. Все девчонки второго отряда были в неё влюблены. Да-да! Я уж не знаю, что там у мальчишек, но вожатая в этой смене досталась Соне из её чудесных снов про Артек.

Сразу все забыли дом и родителей, сразу лето ворвалось в души девчонок и мальчишек своими неотложными делами - обследовать лагерь, искупаться в бассейне, ужин, подготовка к открытию лагерной смены... И всегда бегом, вслед за ней - Еленой Владимировной, Леной...

Всё ей удавалось легко. Как только расскажет, что она придумала, да как улыбнётся - и все уж бегут выполнять её план, или сидят на летней веранде вокруг неё и учат новую песню. А как она пела! Вечером перед танцами, когда вся дружина собиралась на главной площадке лагеря, Елена Владимировна обязательно выходила на сцену с гитарой и пела чудесные песни. Откуда она их столько знала? Но Сониными любимыим стали "Вечер бродит" и "Ты моё дыхание"... Кто их сочинил, Соня и не задумывалась. Главное - их пела Лена!

"Вот научусь играть на гитаре и тоже буду так петь!" - решила Соня.

Но самый главный подарок для девчонок второго отряда был приготовлен Еленой Владимировной на то время, когда засыпал весь лагерь... Мальчишки бесились за стеной в своей палате, и временами слышился строгий голос второй вожатой - Татьяны, которая входила к ним пристыдить и пожелать спокойной ночи в десятый или даже одиннадцатый раз... А Елена Владимировна входила в тёмную палату к уставшим за день девчонкам, садилась на тумбочку, - как-то так красиво, что и в темноте можно было различить её модную джинсовую куртку с комсомольским значком, ее коленки,обтянутые джинсами, её тёмные кудри, и сердце Сони замирало от ожидания...

Лена пела им колыбельные. Ну, это не были те колыбельные,что когда-то все мамы пели и поют своим детям. Это были незнакомые Соне песни, полные любви, ещё неизведанной, полные красивых слов и обещаний счастья и путешествий по удивительным краям и странам... Все девчонки слушали, затаясь под своими одеялами.

- Ну ещё,Лена,ещё! - жалобно пищали они,когда песня кончалась и Елена Владимировна собиралась пожелать им спокойного сна.

- Ну хорошо,но последнюю, - говорила в темноте Лена,и Соня представляла,как она ослепительно улыбается, - только тише,тише...

Какую песню спеть тебе, родная?

Спи, ночь в июле только шесть часов...

Тебя, когда ты дремлешь засыпая

Я словно колыбель качать готов.

Я словно колыбель качать готов,

Спи, ночь в июле только шесть часов....

Такой тёплый, нежный, волнующий голос в ночи...запахи леса,шелест дубовых ветвей за окном...и завтра - снова солнечный счастливый день рядом с прекрасной Еленой....

После этой, последней песни, в полном молчании, Лена легко соскаивала с тумбочки,и, словно кошка, проходила между рядов кроватей с притихшими девчонками к двери.

- Спите! - шептала она, - и уходила.

.........................................................................................................................................................

Утро! Солнечное! Яркое! Опять круговерть всяких дел и увлекательных занятий!

Но сегодня, пока разучивали на веранде новую песню к празднику, Соня успела нарисовать портрет Лены в своём блокноте: и воротник джинсовой курточки, и пионерский галстук, - такой красивый узел у Сони никогда не получался. Но главное - удались и глаза, и улыбка.

- Как здорово! - закричали девчонки, увидев портрет. Елена Владимировна посмотрела, улыбнулась, и взглянула на Соню как-то по-особенному.... А может это только Соне так показалось?

Смена промчалась. Раставание было неизбежным, но Елена Владимировна придумала одну вещь, чтобы не так больно пришлось расставаться.

- Давайте встретимся в последний день лета у цирка, у "Одуванчика" - так называется наш лучший городской фонтан. - Погуляем, поедим мороженого, поговорим...

- Даааааа! - закричали мальчишки и девчонки. Так и договорились.

Тридцать первого августа мы встретились у фонтана. Конечно, пришли не все, а всего лишь девять девчонок из нашего отряда. А Лена не пришла... Зато у каждой девчонки в руках было письмо с фотографией, на которой была наша прекрасная Елена в свадебном платье, под руку с ослепительным красавцем-брюнетом.

На обороте каждой фотографии было написано: "Дорогая Валечка... Танечка.... Сонечка!.. Я не смогу придти на встречу с вами, потому что вышла замуж и уехала жить в Грузию. Я вас всех очень люблю. Будь счастлива.

Елена Владимировна."

3


В предпраздничные дни мы с группой "Редкая Птица" дарим вам эту запись..
.тем,для кого война - не пустой звук...

Profile

marlenlee
Лилия Муромцева

Latest Month

Октябрь 2016
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Ideacodes